Поиск
  • Владимир Касютин

Условный рефлекс

Журналистики больше нет. Бумажные газеты и журналы никому не нужны. Старики ничего не понимают в Интернете.


Мы хватаем и переносим мемы, как вирусы, редко задумываясь об их происхождении. Еще реже подвергаем сомнению.

Казалось бы, категоричность и наша профессия несовместимы. Журналист, как ребенок не должен стесняться вечного «почему». Почему мы так любим оперировать понятиями «все» и «никто»?


Спрашиваю у коллег, зачем вы публикуете в местных газетах замшелые афоризмы, перепечатки и анкедоты? Уверенные отвечают: это нравится всем. Те, кто поскромнее, говорят: нравится большинству.

Сколько отзывов можно выслушать в день? Двадцать? Многовато для ушей и нервов одного редактора и маловато для репрезентативной выборки даже при тираже в тысячу экземпляров.

Сил и денег для полноценных исследований в редакциях, увы, нет. Интернет? Дельные замечания в адрес нашей работы - скорее, исключения, чем правило.


Троллинг, от кого бы он не исходил, – чиновников, конкурентов, злых или нездоровых душевно сограждан – не в счет. В результате имеем ущербный фидбэк. Надуваем сами себя, как цыган лошадь.

Социологи предполагают, что легковерие, внушаемость и вера в мифы – наше национальное достояние. Сдается мне, что профессиональная рефлексия не стала базовым элементом нашей профессии.


Отсюда – тормознутые внутриредакционные технологии. Помню редакцию, в которой при полной технической оснащенности тексты набирались на пишущей машинке, правились на бумаге, и уже потом шли на компьютер. Только потому, что не привыкли смотреть друг на друга критическим глазом.

Отсюда сверстанные газеты, нелепые заголовки и отсутствие логики в размещении материалов. Отсюда же …


Впрочем, пора и мне завязывать с категоричностью. Между прочим, это слово имеет древнегреческого прародителя, означающего обвинение.


Владимир Касютин

Просмотров: 1Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Последний аргумент

Мы долго спорили, что опаснее для печатной прессы – проблемы доставки или Интернет? Похоже, что в списке угроз всё отчётливей проявляется ещё один аргумент. В одном регионе редактор ввязалась в орфог

Та самая газета

Столовые, пельменные, чебуречные, автоматы с газировкой, кино из серии «Кто сказал, что мы плохо жили», восставшие из праха ВИА, реанимированные аббревиатуры... Настоящее стремительно заполняется прош

Военные тайны

— Нужно придать тексту больше интересности, — написали мне люди, далёкие от нашего ремесла, но пожелавшие издать книгу.

© 2019 Владимир Касютин