Уроки самоизоляции 

Почти две месяца мы живем в режиме опустевших улиц. 
Чему научила самоизоляция прессу страны.

 

Человек в маске — самый популярный персонаж весенних газет планеты.

Газета «Зареченская ярмарка» (Свердловская область) разместила на первой полосе фото спикера городской Думы с наложенной в фоторедакторе маске под заголовком «Команда «Маски!» дана для всех». Чиновник обиделся на изображение, размещённое без его согласия, и потребовал публичных извинений. 
 

Наша самоизоляция начиналась с массового перепоста полосы «Нью Йорк Таймс» «Все, что надо знать о социальном дистанцировании» — белые круги обтравки с фигурками в кирпиче текста обращали на себя внимание, но интереснее смотрелись бы фото реальных экспертов, да и текст нуждается в детализации. Выигрышнее смотрелась первая полоса «Пензенской правды» (Пензенская область) «Соблюдай дистанцию» — пустая страница с темой номера и рекомендуемым расстоянием.
 

Первые недели изоляции прошли под девизом «ВСЕДОМОЙ», с таким логотипом вышли «Ведомости» и с подобной единой первой полосой — нижегородские газеты.  ИД «Периодика Ставрополья» организовал марафон «Выходные дома» на 50 площадках районных газет Ставропольского края. 

Не знаю, как в реальности, а в онлайне журналистские материалы, описывающие жизнь людей в эпоху самоизоляции, встречались не часто. Больше — тоже необходимые, но недостаточные читателям цифры, совещания, призывы, в общем, стандартный набор. Справедливости ради надо признать, что редакции столкнулись с нежеланием граждан идти на контакт с журналистами. 
— Людей не уговоришь сфотографироваться. Чего больше боятся – неправильно выполнить предписания или заразиться – непонятно, — сокрушалась Анна Махнина, главный редактор газеты «Сосновская нива» (Челябинская область).


Главного редактора газеты «Красный Север» (ЯНАО) Алексея Снегирёва тревожит централизованная поставка спикеров —пандемия уйдёт, а привычка учредителей беспокоиться о содержании может остаться.


Журналисты старались скрасить досуг читателей. «Березниковский рабочий» (Пермский край) выпустил специальный толстый номер, рассчитанный на неделю с большим количеством головоломок и конкурсов. «Газета Яшкино» (Кемеровская область) опубликовала настольную игру «Победи коронавирус, не выходя из дома». — Нарисовали фигурки в стиле fallout («негативные последствия» – компьютерная игра, действие которой происходит в мире, пережившем ядерную войну), придумали сюжеты игрового поля», — пояснила главный редактор Дарья Кустова.


«Власть труда» (Красноярский край) предложила карантинное меню: «теперь читательницам приходится готовить чуть ли не в три раза больше». Рецепты простые, из продуктов, которые найдутся на каждой кухне. «Островские вести» (Костромская область) сочиняли в соцсетях частушки про вирус. «Краснинский край» (Смоленская область) пригласил волонтёров выступить чтецами сказок в свою группу во ВК. «Верещагинский вестник» (Пермский край) вёл аэросъёмку города, все узнавшие свои улицы, получали бесплатную электронную подписку. Онлайн-экскурсию с видео и фотосъёмкой по городу проводила и «Бежецкая жизнь» (Тверская область). «Змеиногорский вестник» (Алтайский край), «Эхо» (Кемеровская область), «Учалинская газета» (Республика Башкортостан) рассказывали, как живут на самоизоляции в других городах и странах родственники и знакомые земляков.


В ИД «Губернские ведомости» (Сахалинская область) сделали упор на инфографику, инструкции, гайды, которые по мнению директора Дмитрия Федечкина должны помочь аудитории в решении проблем, связанных с пандемией.

Мы много дискутировали, нужно ли продолжать печатать в газете программу телепередач. Возможно, изоляцией поставлена точка. «Пензенская правда» провела эксперимент — сократила в областной и вообще убрала в районной газете программу. Реакции аудитории практически не последовало. 
Кстати, «Пензенская правда» одной из первой начавшая разработку вирусной тематики, начала возвращение в нормальный ритм — пандемии в номере отводится не более трех полос. — Люди устали от темы вируса, — утверждает главный редактор Павел Шишкин.

 

Пандемия заставила издания сесть на диету и реже выходить к людям.  Уменьшение объёма и периодичности прессы, начавшееся несколько лет назад, было вызвано повышением стоимости почтовых услуг. 
И всё равно, то и дело, листая газеты, я не понимал, зачем редакции тянут лямку артели «Напрасный труд». А как ещё можно назвать производство избыточных полос, заполненных средними по качеству текстами и фотографиями не интересным ни рекламодателям, ни аудитории? 


Несколько лет назад в одной районке, чтобы увеличить тираж, решили вернуться к трёхразовому выходу в неделю. Как и следовало ожидать, результата это не принесло, но и до сих пор встречаются романтики, лелеющие мечты, что «повышение оперативности» на бумаге вернёт их в золотой век прессы. 
Второй урок изоляции — мы ускоренно постигаем науку оставлять дорожающему носителю самое вкусное, не стареющее, сохраняемое читателем, а сюминутное, быстрое, фастфуд выкладывать в сеть.

— Победила подписка – почта трудится исправно, а сети и непродовольственные магазины отказались от розницы, — подводит итоги Жанна Чикризова, главный редактор ИК «Пульс — Северное Приморье» (Приморский край).

Кто бы предположил, что почта, которую мы так крепко ругали в последние годы, повернётся лицом к прессе, а собственная доставка, в которой видели панацею, окажется под угрозой. 
— Сотрудники нашего отдела доставки, особенно пожилые, массово заговорили об увольнении, пришлось в срочном порядке искать новых, — печалилась Людмила Сабитова, главный редактор газеты «Красное знамя» (Республика Башкортостан).


Исчезли остатки иллюзий в отношении гипермаркетов. После объявления пандемии «Магнит» предложил газете «Знамя Победы» (Свердловская область) освободить торговое пространство или платить за аренду.  
— Редакция поставляла в розницу в гипермаркет 300 экземпляров в неделю. Чтобы оплатить торговые места в нескольких магазинах, пришлось бы заплатить сумму втрое превышающую выручку от продаж розницы, — подсчитала главный редактор Олеся Салтанова.


— Нас выручило то, что вся розница шла через небольшие, исправно работающие, продуктовые магазины, —  радуется Валентина Мороз, главный редактор газеты «Заря» (Омская область).


Коллеги прокладывали новые пути к читателям. Прессу вместе с гуманитарной помощью раздавали волонтёры. Газету «Волна» (Калининградская область) бесплатно распространяла пиццерия. ИД «Мир Белогорья» продажу газет в киосках сопровождал многоразовыми защитными масками. 

Будущее — за разнообразными методами распространения, и очевидно, что собственная служба доставки может стать дополнительной точкой роста экономики редакций, кризис уже показал взрывной рост онлайн-торговли. 


«Октябрьский нефтяник» (Республика Башкортостан), «Огни Енисея» (Красноярский край) и ещё несколько десятков редакций уже сегодня разносят не только газеты, но и другую корреспонденцию. В мегаполисе сложно конкурировать с курьерскими фирмами, в небольшом городе можно дополнить печатную продукцию другими товарами. 

Ещё один реликт, продемонстрировавший живучесть – малые типографии. Полиграфический цех газеты «Голос правды» (Краснодарский край) без выходных печатал пропуски, этикетки для рисоводов, типография газеты «Серпуховские вести» (Московская область) выполняла заказы компаний, производящих дезинфицирующие средства, пополняя копилки редакций.

Реклама рухнула у всех, и это самый большой минус изоляции, но издатели настойчиво ищут способы удержания старых и привлечения новых рекламодателей. «Голос правды» (Краснодарский край) организовал акцию «Реклама не на каникулах», публикуя в пабликах бесплатные посты о малом бизнесе. 


ИД «Коми» (Республика Коми) бонусом к газетной рекламе предлагает прямые эфиры, «Верещагинский вестник» (Пермский край) — 50-процентную скидку в газете плюс бесплатное дублирование на сайте и в соцсетях. «Волна» (Калининградская область) публикует бесплатные объявления рестораторов, занимающихся онлайн доставкой.


«Березниковский рабочий» (Пермский край) готовит буклет для предпринимателей о мерах господдержки с собственными рекламными предложениями. Вручение адресное, информация локализована (адреса, телефоны, QR-коды). «КП» в Самаре выпустила номер-справочник «Самарец в изоляции» с информацией о льготных кредитах, центре волонтеров, специальных услугах самарских компаний.

— Ведущими темами становятся сельское хозяйство и туризм, — убеждена Екатерина Детушева, руководитель отдела спецпроектов газеты «Рязанские ведомости». «РВ» издают агропромышленный вестник для регионального Минсельхоза и спецпроект «Отложенный отдых», финансируемый областным центром развития туризма.

Ещё один плюс изоляции — редакции стали активнее использовать мессенджеры и паблики для сбора, оплаты и публикации объявлений и поздравлений. 


«Амурская правда» — лидер российской региональной прессы по работе в Инстаграм. Во время самоизоляции в аккаунт редакции добавлялось до тысячи подписчиков в сутки. Рекламный пост «АП» в Инстаграм стоит три тысячи рублей. 


— Соотношение рекламы на сайте и в газете 30 на 70, а иногда доходит до 60 на 40, — рассказывает главный редактор Елена Павлова. — К нам пошли размещаться крупные банки, энергетики, компании сотовой связи — все, кто должен информировать население, отвечать на вопросы потребителей.

Многократно нарастили онлайн-аудиторию те, кто не сидел, сложа руки. Аудитория сайта Оренонлайн впервые превысила аудиторию газеты «Южный Урал» (Оренбургская область), оба СМИ выпускает одна редакция. Сайт газеты «Рязанские ведомости» (Рязанская область) за неделю увеличил посещаемость в четыре раза. 


— Количество посетителей нашего сайта выросло до 12 тысяч в сутки, но денег это пока не приносит, — говорит Людмила Кейбол, главный редактор газеты «Змеиногорский вестник» (Алтайский край). В Змеиногорском районе объявлен карантин, журналисты не только продолжают выпускать газету и работать в онлайне, но и помогают в обеспечении гуманитарной помощью земляков.

— Видеоролик даже с официальными лицами собирает 50 тысяч просмотров, тираж нашей газеты 8600 экземпляров. Приоритеты, куда идти за аудиторией, очевидны, — размышляет Алексей Снегирёв, главный редактор газеты «Красный Север» (ЯНАО). 

— Вынужденное погружение людей 60+ в Интернет: соцсети и сервисы не может не повлиять на то, что мы будем делать после окончания самоизоляции, — уверен Дмитрий Ступин, директор Верхневолжской ассоциации периодической печати (Тверская область). 

О первом использовании удалёнки для выпуска газеты я узнал почти четверть века назад, когда заболевшему верстальщику привезли на дом компьютеры, принтеры и модемы. Это был единственный специалист в редакции, поэтому планерки отныне шли у него.


Квартирный вопрос по-разному коснулся редакций. Одни снимают каморки на окраинах, другие извлекают арендную ренту из хором в центре, доставшихся от советского прошлого. И тем, и другим нынешней весной пришлось вкусить прелесть дистанционной работы, освоить ZOOM, формализовать правила переписки в чатах, завести корпоративные сети.


Не все действовали спешно. В ИД «Мир Белогорья» (Белгородская область) задолго до наступления пандемии всем сотрудникам на домашние компьютеры и личные смартфоны установили корпоративную электронную почту и мессенджеры. 


Наталья Мальцева, главный редактор газет «Березниковский рабочий», «Березниковская неделя» (Пермский край) призналась, что журналисты, в отличие от дизайнеров, сложно переходили на домашний режим, но будущем они будут делать дистанционную редакцию.


Леонид Бершидский, основатель газеты «Ведомости», вспоминая, как начинал работать над проектом «SLon.ru», сформулировал, что нужно для работающей удалёнки. Среди требований: хороший климат в семье; комната с закрывающейся дверью, быстрый интернет; большое расстояние между компьютером и кухней; коллеги, более склонные к творчеству, чем к жалобам. 


По нашим наблюдениям в апреле часть корпорации наглухо ушла в подполье — меньшее, чем обычно, число коллег посещало сеть, отвечало на электронную почту. Возможно, кто-то привык пользоваться интернетом на службе, кто-то экономил на домашнем подключении, кого-то на удалёнке заел быт. 


Прогнозируется, что чуть ли не четверть редакций перейдёт на дистанционный формат. Это несомненный плюс изоляции, не должен журналист быть привязан к офису, как дворовый пёс к будке, но есть и минус — коллективный обмен энергией без скафандров значит в нашем деле очень многое. Как в музыке, где альбомы великих групп почти всегда значительнее сольников их участников. 

Двенадцать дет назад, в прошлый экономический кризис, идеалисты обещали, что в киосках глянец уступит место аналитике, мол, в трудные времена люди нуждаются в честном слове. То ли кризис был какой-то неправильный, то ли — пресса, но пропорции не изменились, разве что, глянцевой аналитики прибавилось. 


Главный плюс этого кризиса уже очевиден — в отложенности дискуссии, когда умрут газеты. 
– Мы почувствовали необходимость своему читателю, — признаётся Фаниса Тагирова, главный редактор «Учалинской газеты» (Республика Башкортостан). 


— Мы выросли в своем значении, нам звонят с самыми разными вопросами, даже с теми, к которым мы не имеем отношения, — продолжает Любовь Климович, главный редактор газеты «Огни Енисея» (Красноярский край).

В начале самоизоляции многие делали перепосты первой полосы британской газеты Private Eye, напомнившей, что каждый номер  —это ещё и 48 листов туалетной бумаги, видимо, полагая картинку дополнительным аргументом в пользу прессы. 


Мы не знаем, когда закончится изоляция, и какими из неё выйдем.

Мы не знаем, поможет ли государство газетам помимо средств, выделенных на поддержку социальных проектов по линии Роспечати (более 500 млн. руб.), увы, на эти средства могут претендовать не все в силу законодательства. 
Мы знаем точно — в нашем деле главное не бумага, и те, кто был в эти трудные (как всегда) времена вместе со с читателями, останутся с ними и после изоляции.

Владимир Касютин
Журналистика и медиарынок, № 4, 2020

 

© 2019 Владимир Касютин